Михаил Меламед: Углеродная нейтральность как часть ESG трансформации и место АПК в её достижении

Михаил Меламед: Углеродная нейтральность как часть ESG трансформации и место АПК в её достижении

31 мая 2022 | Климатическая повестка

Мир твердо намерен к середине столетия перейти к углеродонейтральной модели развития. Почти 90% глобальных выбросов СО2 покрывается теми или иными декларациями по их снижению. По итогам саммита в Глазго крупнейшие экономики мира взяли на себя обязательства достигнуть углеродной нейтральности: ЕС, США, Япония, Бразилия – к 2050 году, Россия, Китай – к 2060 году, Индия – к 2070 году. Сельское хозяйство является одним из основных источников таких газов. Генеральный директор ООО «Агроинжиниринговая компания» Михаил Меламед объясняет причины, почему вопрос экологии и устойчивого развития агросектора в свете повестки ESG развития требует особого внимания.

В 2010 году на долю сектора сельского хозяйства приходилось от 10% до 12% мировых выбросов или от 5,2 до 5,8 гигатонн эквивалента CO2 (ГтCO2-экв.) в год, что составляет четверть от мировых антропогенных выбросов. По оценке стран ЕС[1] доля животноводства составляет от общих антропогенных выбросов каждого газа: 9 % СО2, 65% N2O, 37 % СН4 и 90% NН3. К наиболее значимым по вредности газам следует отнести метан, закись азота, углекислый газ и аммиак. Животноводство в качестве «побочного продукта» производит сейчас в пересчете на СО2 на 18%[2] больше парниковых газов, чем транспорт, говорится в материалах ООН.

Принятые Россией обязательства означают, что за 40 лет нашей стране нужно будет найти способ снизить фактические выбросы парниковых газов. В 2019 году суммарные выбросы парниковых газов от аграрного сектора Российской Федерации составили 114 174 тыс. тонн СО2-экв[3]. Установлено, что существенными источниками выбросов закиси азота являются системы сбора, хранения и использования жидкого и твёрдого навоза и помета. Прямые выбросы N2O происходят в ходе процессов нитрификации-денитрификации азота[4], содержащегося в навозе и помете, при внесении их в почву. Выброс СН4 и N2O из навоза/помета во время хранения и обработки зависит от содержания азота и углерода в навозе, а также от продолжительности хранения и типа обработки. Косвенные выбросы происходят в результате потерь летучего азота, главным образом в форме аммиака. Ниже приведена расшифровка выбросов сельского хозяйства по источникам их возникновения (данные 2019 года).

Роль качественных (полностью ферментированных) органических удобрений в климатической повестке одна из весомых, поскольку за счет депонирования в почве стабильного органического углерода эффект от их применения проявляется быстрее лесного[5], а сами проекты могут стать как «климатическими» для сельхозтоваропроизводителей, так и «компенсационными» (офсетными) для компаний, не имеющих нужных низкоуглеродных активов (те же производители минеральных удобрений).Однако на международном уровне начинает формироваться понимание, что в вопросе изменения климата сельхозпроизводство «не только источник проблемы, но и ключевой элемент решения». Если раньше сельское хозяйство воспринималось, с одной стороны, как одна из причин изменения климата, а с другой – как одна из основных его жертв, и вопрос ставился только о сокращении воздействия климатических изменений на сельхозпроизводство и о его адаптации к меняющемуся климату, то сегодня речь идет о том, что сельское хозяйство может стать источником технологий, обеспечивающих удаление (секвестрацию) парниковых газов из атмосферы и депонирование углерода в почве.

В то же время необходимо помнить о возникающих «экономических угрозах», прежде всего для экспортного потенциала. Так, например, такой угрозой стал универсальный стандарт отчетности по выбросам углекислого газа, используемый при строительстве и жизненном цикле конструкций, выпущенный Британским Королевским институтом дипломированных оценщиков (RICS). Этот стандарт (ICMS3) устанавливает методологию для специалистов-строителей и разработчиков по учету количества воплощенного углерода, создаваемого их проектами, будь то строительство новых дорог, школ, офисов, жилья или железных дорог. А значит, может быть применен для оценки количества воплощенного углерода предприятием-импортером (вне зависимости от вида продукции) в страны ЕС и Великобритании.

Кроме того, следует помнить, что с 2023 года ЕС вводит углеродный налог на импортную продукцию с высоким «углеродным следом». Весьма вероятно, что в перспективе сельскохозяйственная продукция, так или иначе, подпадет под корректирующий механизм ЕС. Это неизбежно заставит страны – экспортеры сельскохозяйственной продукции в ЕС принимать меры по сокращению углеродного следа собственного сельскохозяйственного производства, чтобы избежать выплат по корректирующему механизму или хотя бы снизить их. Вероятно, в случае успешного внедрения пограничного корректирующего углеродного механизма в ЕС, его опыт будет распространен на другие страны, в первую очередь на имеющие тесные торговые связи с ЕС.

Критерии отнесения проектов в АПК к ESG

  1. Круглосуточная и круглогодичная утилизация (переработка) помета/навоза методом ускоренной биоконверсии (ферментации, компостирования);
  2. Непродолжительное время полного компостирования (30-40 дней);
  3. Получение стабильного, полностью ферментированного, безопасного гранулированного органического удобрения (ГОУ);
  4. Полное отсутствие риска загрязнения почв и водных ресурсов с дождевыми и талыми водами;
  5. Отсутствие неприятного запаха при утилизации (переработке) навоза/помета;
  6. Минимизация выброса парниковых газов (ПГ), снижение углеродного следа, в т. ч. за счет
  • отсутствия накопления, хранения и внесения в почву навоза/помета, в т. ч. сушеного или не полностью ферментированного, жидкой фракции;
  • отсутствия выброса ПГ от с/з земель, сокращения известкования почв и внесения азотных минеральных удобрений при использовании ГОУ/ГОМУ;

[1] Васильев Э. В. Эмиссия вредных газов при производстве животноводческой продукции

[2] Васильев Э. В. Эмиссия вредных газов при производстве животноводческой продукции

[3] Национальный доклад о кадастре антропогенных выбросов из источников и абсорбции поглотителями парниковых газов не регулируемым Монреальским протоколом за 1990-2019 гг. Москва 2021 г

[4] Национальный доклад о кадастре антропогенных выбросов из источников и абсорбации поглотителями парниковых газов не регулируемых монреальским протоколом за 1990-2019 Часть 1, Москва 2021, стр.180

[5] Заседание Президиума РАН по климату (23.0921г.) https://www.youtube.com/watch?v=Ee0pbFmIOjA

01 декабря 2022 | Новости
Завершается прием заявок на Базовый курс по устойчивому развитию от Академии устойчивого развития
08 ноября 2022 | Новости
АМП «Проектный Альянс» подведет итоги конкурса в сфере устойчивого развития GPM Awards Russia 2022
07 ноября 2022 | Экспертиза
Сергей Егоршев: Отрасль обращения с ТКО должна внести достойный вклад в достижение целей по сокращению выбросов парниковых газов
ПРИХОДИТЕ В ТЕЛЕГРАМ
Авторский канал Светланы Бик
100%_Зелёного
Экспертное мнение и полезные материалы о социально-экологических смыслах и действиях в ESG экономике.
Присоединяйтесь к INFRAGREEN
Уважаемые коллеги, друзья и партнёры! Платформа INFRAGREEN — это экспертно-аналитическая и коммуникационная платформа, на которой эксперты и практики в области устойчивого развития и зелёных финансов России объединяются для совместных действий: продвижения практик ответственного инвестирования, обмена опытом, выявления барьеров по формированию в любой сфере.
Присоединяйтесь в любой удобной для Вас форме!
ESG | Интервью со Светланой Бик
«Разворачиваясь в Азию, мы должны продолжать заниматься вопросами устойчивого развития, но необходимо, чтобы экономика учитывала не только интересы инвесторов, но и потребности людей, живущих в России»
Зеленые финансы | Доклад INFRAGREEN
Доклад «ESG и зеленые финансы России 2018–2022»

Доклад «ESG и зеленые финансы России 2018–2022» подготовлен Экспертно-аналитической платформой «Инфраструктура и финансы устойчивого развития» www.infragreen.ru при участии организаций-партнеров. В Докладе представлены результаты развития направления ESG и рынка ответственного финансирования в России с 2018 по начало 2022 года, а также основные регламентирующие документы и ключевые события в сфере устойчивого развития. Доклад включает три основных раздела о нормативной и методологической основе рынка, финансовых инструментах в формате устойчивого развития и инфраструктуре устойчивого финансирования.