Грозит ли России гринвошинг национального масштаба?

Грозит ли России гринвошинг национального масштаба?

12 октября 2020 | Зеленые финансы

Светлана Бик, руководитель экспертно-аналитической платформы «Инфраструктура и финансы устойчивого развития», член Совета Российского экологического общества отмечает, что стандарты «зеленого» финансирования настолько размыты, что деньги могут пойти на неэкологичные проекты.

В России наступили интересные времена. Нам надо срочно разбираться в оттенках зеленого. Вернее – в его процентах и других критериях. При всей субъективности цветового восприятия, в профессиональной среде цвет имеет четкие стандарты. Самый популярный – система Pantone. В ее палитре, между прочим, 376 оттенков зеленого и у каждого помимо креативного названия («цвет зеленого дайкири», «райский зеленый цвет» или мой любимый «фисташковый») есть свой уникальный номер. У фисташкового, например, 3-0221 TCX.

PANTONE НАМ ДРУГ, НО 24 МЛРД ДОРОЖЕ...

Занимаясь плотно в последние пять лет темой зеленых финансов, я все больше радуюсь за коллег из издательского цеха: хорошо, что они выработали единую систему координат!

С зелеными финансами в России пока не так – палитра не определена, не систематизирована и не утверждена на должном уровне. А на что это влияет? На деньги и финансовые инструменты, через которые компании получают или не получают доступ к инвестициям. Зеленая маркировка облигаций влияет на восприятие инвесторов – все больше людей хотели бы, чтобы их деньги не только приносили доход, но и помогали бы хорошему делу.

Сверх актуальной задачу идентификации зеленых финансов в России делают 24 млрд руб., которые правительство заложило в бюджет для субсидирования процентной ставки по купонам якобы зеленых облигаций.

Кроме того, зеленые облигации включили в общенациональный план по выходу из коронакризиса.

Ну и совсем уж заманчиво прозвучали недавние слова президента России о дополнительной поддержке экологии на триллион рублей. С этого момента чехарда с пониманием зеленого перестала уже быть делом вкуса – речь пошла о том, кто может рассчитывать не только на лояльность инвесторов и имиджевые бонусы, но и на государственную поддержку, которая в условиях кризиса становится все ценнее.

А ВЫ ЧЬИХ КАТЕГОРИЙ БУДЕТЕ?

Между прочим, очень важный вопрос. Читая заявления российской власти, обещающей поддержку по купонам зеленых облигаций российским компаниям, становится очевидным, что она запуталась в категориях.

Например, первый вице-премьер Андрей Белоусов, представляя план выхода из кризиса в Совете федерации, объявил о готовящемся внедрении «так называемых зеленых облигаций для поддержки и внедрения наилучших доступных технологий в крупных компаниях». В этот же день замминистра промышленности и торговли Михаил Иванов сообщил участникам Тюменского нефтегазового форума, что около 7000 организаций должны принять программу повышения экологической эффективности, мероприятия которой могут финансироваться через зеленые облигации. «Он работает очень просто, позволяет компенсировать от 60% до 90% купонного дохода по облигационным займам, которые компании эмитируют совместно с банками для реализации своих технологических проектов. У нас на этот механизм до 2024 года заложено 24 млрд рублей», — обрадовал он компании. По словам Иванова, механизм достаточно востребован и может быть дополнен субсидированием кредитов.

Кстати сказать, разработанный Минпромторгом механизм поддержки, который был запущен полтора года назад, оказался и не таким уж и простым, и не таким уж и востребованным.  В 2018–2019 гг на него не было потрачено ни рубля. И это при наличии зарезервированных в бюджете денег. Сами документы для субсидии подразумевают такую мудреную процедуру, что никто на нее не решился. Надеюсь, что отрицательный опыт поддержки «спасибо, не надо», сподвигнет Минпромторг не только резервировать деньги в бюджете, но и направлять их на благое дело с соответствующим сопровождением. А для этого важно готовить документы и процедуры в согласовании с рынком, экспертами и финансирующими организациями. Но это, как говорится, apropos.

Сейчас важнее обратить внимание на другое. Говоря о зеленых облигациях, два уважаемых спикера имели в виду абсолютно разное. Белоусов говорил о поддержке компаний с низким негативным влиянием на окружающую среду и это видно из формулировки мероприятия в общероссийском плане. А Иванов, обращаясь к нефтяникам, апеллировал к представителям компаний, со значительным негативным влиянием на окружающую среду, которых в России действительно порядка 7000. И при этом оба называли облигации зелеными, хотя категории негативного влияния диаметрально противоположные!

Замечу, что общероссийский план спасения экономики готовил Минэкономразвития, а распорядителем бюджетной строки по субсидиям является Минпромторг. Ну и чей купонный пантон окажется зеленее? Правильно: в любом споре всегда победит формулировка в бюджете, но я не уверена, что там эта строка имеет сейчас хоть какую-то цветовую идентификацию. И непонятно, почему в истории с формированием критериев зеленых финансовых инструментов голос, позиция и статусом положенные компетенции Минприроды практически не ощущаются. Хотя министерство Дмитрия Кобылкина кровно заинтересовано в привлечении внебюджетных инвестиций в нацпроект «Экология» по правильным критериям и все полномочия для этого есть. Зачем городить огород и создавать параллельные вселенные, в которых все окончательно запутаются и опять образуется российское вечное – несостыковки нормативных актов и требований… Хорошо знаю эту беду по концессиям: ведомства плодят свои документы, правила и критерии без всякой увязки друг с другом, а концессионер потом виноват в нарушениях, потому что одновременно соответствовать разным подходам невозможно.

В зеленом финансировании тоже уже все запутались. А за популярным словосочетанием со словом «зеленое» начинает проявляться наше «черное»… Опасно, так и до гринвошинга национального масштаба дойти может.

ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛИ РЖД ВЫПУСТИЛИ ЗЕЛЕНЫЕ ОБЛИГАЦИИ

Неразбериха со стандартами зеленого финансирования в России прекрасно видна на примере бессрочных зеленых облигаций ОАО «Российские железные дороги».

Выпуск бессрочных облигаций ОАО «РЖД» зарегистрирован Центральным банком 17 августа 2020 г. Книга заявок на 100 млрд руб. была закрыта по ставке 7,25% (или ОФЗ + 1,65%). Техническое размещение на Московской бирже состоялось 30 сентября. В эмиссионных документах сказано, что владельцы облигаций не вправе требовать их досрочного погашения, а ограничений на использование средств у РЖД нет – в случае с зелеными облигациями это принципиально важно.

Выпуск верифицирован по модельной методологии ВЭБа и методике рейтингового агентства «Эксперт РА», которое через месяц после регистрации выпуска в ЦБ предоставило эмитенту и обществу независимое заключение.

Но проблема в том, что облигации не соответствуют стандартам Центрального банка.

Сейчас придется сослаться на юридический акт, а именно стандарты эмиссии ценных бумаг ЦБ, которые вступили в действие 11 мая 2020 г. Они задают правила выпуска облигаций с целевым использованием средств, полученных от их размещения, в том числе зеленых облигаций. В стандартах сказано, что выпуск может быть дополнительно идентифицирован как зеленые облигации, если у владельцев облигаций есть право требовать досрочного погашения, когда деньги используются нецелевым образом.

В случае с бессрочными облигациями РЖД это невозможно, поскольку они непогашаемые в принципе. А потому и не могут быть, в соответствии со стандартами ЦБ, идентифицированы как зеленые.

Они, безусловно, могут быть за все зеленое – но называть их зелеными в соответствии с российскими правилами, а не методологией Международной ассоциации рынков капитала (ICMA), по моим оценкам, нельзя. В быту их можно называть любыми словами, но процедурно верифицировать как зеленые – нет.

Согласитесь, при таких требованиях ЦБ верификация вечных облигаций РЖД в качестве зеленых выглядит предельно странной. Зачем тогда нужны Стандарты эмиссии, если при верификации на них не опирается даже рейтинговое агентство, которое аккредитовано в ЦБ? И как в целом у нас получается, что с участием ЦБ была подготовлена и принята методология ВЭБа, которая не соответствует стандартам ЦБ? Больше того – по выпуску облигаций РЖД, которые не соответствуют стандартам эмиссии ЦБ, предусмотрена бюджетная поддержка со стороны Минфина. У него, видимо, тоже свое понимание зеленого.

ВЕРИФИКАЦИЯ БЕССРОЧНОГО

Примечательно, что текст заключения о соответствии бессрочных зеленых облигаций принципам ICMA и методике ВЭБа, которое выдало агентство «Эксперт РА», по количеству страниц даже меньше, чем отчет о верификации зеленых выпусков Транспортной концессионной компании, которая построила трамвайную сеть в одном из спальных районов Санкт-Петербурга. У РЖД выпуск примерно в восемь раз больше ТКК. Краткость, возможно, и сестра таланта, но такие сложные инструменты с большим пайплайном инфраструктурных проектов, связанных к тому же со строительством в густонаселенных локациях, требуют более подробного обоснования.

Верификатор указывает в отчете, что железнодорожный транспорт оказывает наименьшее негативное воздействие на окружающую среду по сравнению с другими видами транспорта. Согласна. Однако среди проектов РЖД под выпуск зеленых облигаций заявлены не только перевозки, но – главное – строительство и модернизация инфраструктуры железнодорожного транспорта, в том числе Центрального транспортного узла, Московских центральных диаметров, Московского центрального кольца. А это тяжелые земные стройки, а не воздушные «Ласточки».

В связи с этим в заключении рейтингового агентства очень бы не помешали ссылки на внешние экспертизы хотя бы ближайших зеленых проектов уважаемого эмитента. А без этого читаю «выражение независимого заключения» – и не верю. Увы, методически неубедительно.

Зачем вообще РЖД пошел по пути зеленого окрашивания своих вечных облигаций – Минфин его поддержал бы и без целевой идентификации? Похоже, что прикрутили тему впопыхах, для красивого пиара.

Теперь вот и ЦБ надо определить свой взгляд, как могут на рынке существовать зеленые облигации по параллельной метрике. И Московской бирже, у которой тоже есть свой мягкий стандарт (правила листинга) надо придумывать, как развести зеленые облигации хард и лайт по разным углам. Множим сущности!

ВЭБ.РФ, который вот-вот получит мандат национального методологического центра по зеленым финансам, несколько месяцев занимался разработкой модельной методологии верификации зеленых финансовых инструментов. Зачем? Я понять так и не смогла. К моменту появления этой идеи четыре рейтинговых агентства уже разработали добротные методики «второго мнения», то есть независимой оценки зеленого качества облигаций. Я бы согласилась с пользой подготовленного ВЭБом документа, если бы он был сделан пару лет назад, когда на рынке не было методик верификации. Но перемасливать существующее? Не каша же… У нас и так оценщиков, аудиторов, сертификаторов и верификаторов – и их методик - пока значительно больше, чем самих эмитентов зеленых облигаций.

И главное, на всем многоликом пространстве оценщиков зеленого есть самый главный игрок, за которым должно быть последнее слово, если речь идет о тех или иных качествах финансовых инструментов – это ЦБ. И он свое слово зафиксировал довольно четко в специальной новелле о зеленых облигациях в Стандартах эмиссии ценных бумаг. Только при соблюдении зафиксированных там требований выпуску облигаций может быть присвоен статус зеленых с соответствующей надписью на титуле регистрационных документов. Все отличное от зафиксированных в Стандартах – даже если про экологию – не является зелеными облигациями. И тогда облигации «про экологию» называть надо другими словами. Чтобы сами не запутались и инвесторов не запутали – не только на многочисленных вебинарах и конференциях, но и при выборе объектов инвестирования. И, кстати, при распределении бюджетных субсидий тоже.

КАК НАВЕСТИ ПОРЯДОК В ЗЕЛЕНОМ ФИНАНСИРОВАНИИ

Безумное разнообразие критериев зеленого в Европе закончилось 18 июня 2020 г., когда после двухлетней работы специальной группы экспертов Европейский парламент принял постановление о таксономии (Taxonomy Regulation). Документ стал первым системным классификатором устойчивых видов деятельности в мире, утвержденным на самом высоком уровне для группы стран.

Теперь экономическая деятельность может считаться в Европе устойчивой, если она ведет к достижению хотя бы с одной из шести целей:

  • смягчение последствий изменения климата;
  • адаптация к изменению климата;
  • устойчивое использование и охрана водных и морских ресурсов;
  • переход к экономике замкнутого цикла;
  • предотвращение и контроль загрязнений;
  • защита и восстановление биоразнообразия и экосистем.

СТАНДАРТЫ И ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

Конечно, принятие зеленой таксономии отнюдь не означает раз и навсегда утвержденное содержание. Экономика развивается, а вместе с ней развивается и понимание того, какая хозяйственная деятельность человека способствует устойчивому развитию, а какая нет. Но при утвержденной таксономии зеленое не может иметь вольную или субъективную трактовку, поскольку документ устанавливает общий язык между инвесторами, эмитентами, организаторами проектов и лицами, определяющими политику.

Таксономия помогает инвесторам оценить, соответствуют ли инвестиции надежным экологическим стандартам и согласуются ли они с политическими обязательствами высокого уровня.

Кстати сказать, в связи с бурным развитием рынка зеленого финансирования объективная потребность в четком его определении привела к тому, что сейчас зеленая таксономия разрабатывается или уже принята не только в Европе, но и в других, самых разных с экономической точки зрения странах – в Китае, Колумбии, Малайзии, Казахстане, ЮАР, Монголии.

Монголия разработала свою таксономию в соответствии с Национальной дорожной картой устойчивого финансирования до 2030 г., которая была утверждена еще в 2018 г. Работа была организована национальным зеленым комитетом и велась одновременно шестью рабочими группами, куда входили  представители государственных органов, группы стандартизации, финансовых учреждений, предприятий, проектных команд, а также отраслевые эксперты и институты гражданского общества.

Сейчас в России десяток организаций – министерства, ведомства, финансовый регулятор и ВЭБ как институт развития – занимаются формированием системы зеленых финансов. Хотя для описания этой деятельности они могут использовать и другие слова – экологическое финансирование, инвестиции в экологию, финансирование устойчивого развития и т. п.

ТАКСОНОМИЯ – ЭТО КОНСТИТУЦИЯ

Но единство общих подходов в понимании зеленого удерживается не модельной методологией оценки финансовых инструментов, что вторично, а национальной таксономией. Таксономия – это Библия или Конституция зеленого рынка. Это общий язык экологии для финансового сектора. И конечно, национальная таксономия – не перечень основных направлений реализации зеленых проектов, как считает ВЭБ.РФ, который вместе с отраслевыми министерствами и блоком финансовых регуляторов генерирует условия зеленого развития страны.

В условиях российской действительности таксономия, помимо высших целей устойчивого развития и словаря, должна показать, какие критерии уже есть в действующем законодательстве, и опираться на новую систему экологического нормирования (процесс определения видов, размеров, содержания вредных воздействий на окружающую среду в целом или на отдельные ее элементы). Уверена, при определении расчета платы за негативное воздействие на окружающую среду в отношении критериев тоже не один десяток копьев был поломан – так что боевой опыт в стране есть.

ЗЕЛЕНЫЕ РАЗНОГЛАСИЯ

В России, которая так и не сформировала пока устойчивый каркас отечественной системы зеленых финансов, мы по факту имеем совершенно разные позиции ключевых организаторов этого процесса, зафиксированные в публично доступных документах:

  • Центробанк считает, что выпуск зеленых облигаций должен давать владельцам облигаций право требовать выкупа в случае нецелевого использования привлеченных средств, и именно такие облигации должны иметь право на господдержку;
  • Минфин планирует оказать поддержку бессрочным зеленым облигациям РЖД, которые не соответствуют Стандартам эмиссии ценных бумаг Банка России в части зеленой идентификации выпуска;
  • По методологиям ВЭБа, «Эксперт РА» и АКРА зеленые облигации должны соответствовать требованиям Международной ассоциации рынков капитала (ICMA), но нет даже упоминания о нормативном документе российского Центробанка;
  • Минэкономразвития планирует стимулировать выпуск зеленых облигаций предприятиями с низким воздействием на окружающую среду и внедряющим наилучшие доступные технологии (НДТ), но определение критериев зеленых проектов хотел бы оставить за собой;
  • Минпромторг тоже говорит о поддержке зеленых облигаций под наилучшие технологии, но при этом адресует эту поддержку загрязнителям I категории, оказывающим значительное негативное воздействие на окружающую среду, видов деятельности которых нет в «таксономии» ВЭБа и ICMA;
  • Минприроды вообще маниакально уходит от публичных обсуждений на тему зеленых финансов, имея при этом целевой мандат не только на установление всех базовых критериев негативного воздействия на окружающую среду предприятиями (читай – эмитентами облигаций) всех отраслей экономики, но и право формировать алгоритм расчета платы за такое воздействие.

Вот такие мы собрали в России 50 оттенков зеленого… это происходит потому, что у системы зеленых финансов не заложен прочный фундамент – отсутствует национальная таксономия, которая была бы связана с целями устойчивого развития ООН, национальными целями и проектами, действующей нормативной базой, разработанная на основе отраслевой и профессиональной экспертизы и утвержденная федеральным законом.

Последнее, по моему убеждению, критически важно. И без этого все надстроечные слои, которые должны опираться на общие методологические подходы и дефиниции, у нас по факту складываются по вотчинному принципу. У каждого министерства, ведомства или верификатора – свое удельное зеленое.

КОПИРОВАТЬ НЕ ПОЛУЧИТСЯ

В таких условиях даже следование Принципам зеленых облигаций Международной ассоциации рынков капитала не приведет к созданию крепкой национальной системы зеленых финансов. А в условиях тотальной чехарды наше черное легко может прикинуться зеленым. Посмотрите, например, на зеленый тон 19-0509 TCX в палитре системы Pantone: цвет канифоли заказывали?

Слепо копировать европейскую, китайскую или даже монгольскую таксономию в России не получится. Но и в опубликованном ВЭБом на своем сайте «национальном» проекте, российская таксономия не выполняет объединяющей роли, поскольку представляет пока лишь список категорий зеленых проектов без какого бы то ни было стратегического и критериального обоснования.

Таксономию надо разрабатывать не внутренними силами одного даже самого мощного института развития, а пулом профильных экспертных организаций, которые накопили значительную аналитическую и отраслевую экспертизу.

Слишком уж много будет как в ближайшее время, так и в перспективе завязано на зеленой теме. Причем не только внутри России, но и в ее действиях на международном уровне. А то ведь наши зарубежные партнеры тоже могут запутаться в российском зеленом.

Еще пять лет назад Минприроды выполнило важное методическое упражнение – разделило все компании на четыре категории в зависимости от степени негативного воздействия на окружающую среду. Дальнейшая методическая проработка этих критериев – и есть основа для определения зеленых видов деятельности и критериев зеленых проектов. Критически важно тему зеленых критериев естественным образом развивать на основе созданного и действующего. А не на основе новой реальности, которая может оказаться оторванной от действительности. И тогда штрафы за негативное воздействие будут выписываться по одним критериям, а субсидии выдаваться на поддержку купонов по зеленым облигациям – по другим критериям. Печально, но все это может сойтись в одном предприятии… К примеру, «Норильский никель» имел несколько отличных рейтингов ESG.

Кстати сказать, российские рейтинговые агентства - верификаторы зеленых облигаций даже после вступления в действие Стандартов эмиссии ценных бумаг Банка России в мае 2020 г. не вписали этот документ в свои методики в качестве хотя бы одного из ориентиров для оценки зеленых выпусков. Понимаю, что документ жесткий, понимаю, что не всем эмитентам подходит - но совсем не упоминать в своих методиках? Только Национальное рейтинговое агентство где-то внутри одной из таблиц дала ссылку на Стандарты ЦБ. Ну хоть так!

АРХИТЕКТУРА СИСТЕМЫ ЗЕЛЕНЫХ ФИНАНСОВ

Свернуть

Скачать статью Светланы Бик «Грозит ли России гринвошинг национального масштаба?» в формате pdf можно по ссылке.

23 октября 2020 | Новости
Morgan Stanley разместил социальные облигации в поддержку доступного жилья
23 октября 2020 | Новости
На глобальном рынке устойчивых облигаций в первом полугодии 2020 года было привлечено более $250 млрд
22 октября 2020 | Новости
Институты развития размещают облигации в различных валютах для финансирования решения проблем устойчивого развития
Присоединяйтесь к INFRAGREEN
Уважаемые коллеги, друзья и партнёры! Платформа INFRAGREEN — это экспертно-аналитическая и коммуникационная платформа, на которой эксперты и практики в области устойчивого развития и зелёных финансов России объединяются для совместных действий: продвижения практик ответственного инвестирования, обмена опытом, выявления барьеров по формированию в любой сфере.
Присоединяйтесь в любой удобной для Вас форме!
ESG | Комментарий Светланы Бик
«ESG создают долгосрочную ценность и устойчивость, но при этом могут вступать в конфликт с фидуциарными обязательствами пенсионных управляющих принимать решения, которые в каждом конкретном моменте должны быть более финансово состоятельными»
ESG | Справочник LTIIA
Справочник по ESG инвестициям в инфраструктуру для институциональных инвесторов

Справочник предлагает обширный набор примеров, основанных на коллективном опыте членов Ассоциации, которые отражают их конкретные проблемы, а также методы управления и запатентованные методологии, которые они разработали для их решения. Кроме того, это показывает необходимость дальнейшей консолидации и рационализации инструментов и стандартов.